III. ИСТОРИЯ УРАНТИИ
Документ 91— ЭВОЛЮЦИЯ МОЛИТВЫ — Стр. 1001

5. Больше любить и ценить истину, красоту и добродетель.

6. Сохранять признанные социальные, моральные, этические и духовные ценности.

7. Расширять свою духовную проницательность — богосознание.

Однако молитва не обладает реальной связью с этими исключительными видами религиозного опыта. Когда молитва становится излишне эстетской, когда она состоит почти целиком из прекрасного и блаженного созерцания Райской божественности, она в значительной мере теряет свое социализирующее воздействие и может увести своих приверженцев в мистицизм и самоизоляцию. Чрезмерная склонность молящегося к уединению несет с собой определенную опасность, что исправляется и предупреждается групповым, коллективным молением.

8. МОЛЕНИЕ КАК ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

Молитве свойственна настоящая спонтанность, ибо первобытный человек начал молиться задолго до того, как у него появилось хотя бы какое-то представление о Боге. Обычно древний человек молился в двух противоположных ситуациях: остро нуждаясь, он испытывал побуждение обратиться за помощью; ликуя, он отдавался импульсивному проявлению радости.

Молитва не есть продолжение магии; и та, и другая возникли независимо друг от друга. Магия являлась попыткой приспособить Божество к каким-то условиям; молитва — это стремление приспособить личность к воле Божества. Истинная молитва и моральна, и религиозна; магия не отличается ни тем, ни другим.

Молитва может стать общепринятым обычаем; многие молятся потому, что так делают другие. Другие молятся из-за боязни чего-то ужасного, что может произойти, если они перестанут обращаться со своими регулярными прошениями.

Для некоторых людей молитва является выражением тихой благодарности, для других — коллективной хвалой, социальным выражением религиозного чувства. Иногда она является подражанием религии другого человека, в то время как в истинной молитве происходит искреннее и доверительное общение духовной сущности создания с вездесущим присутствием духа Создателя.

Молитва может быть спонтанным выражением богосознания или бессмысленным повторением теологических штампов. Она может быть восторженной хвалой богопознавшей души или рабской покорностью скованного страхом смертного. Иногда она является патетическим выражением духовных стремлений, иногда — крикливым, показным выражением набожности. Молитва может быть радостной хвалой или смиренной мольбой о прощении.

Молитва может быть детской просьбой о невозможном — или зрелой мольбой о нравственном росте и духовной силе. Она может просить о хлебе насущном — или заключать в себе чистосердечное стремление найти Бога и выполнить его волю. Это может быть целиком эгоистичная просьба — или истинный и величественный шаг к воплощению бескорыстного братства.

Молитва может быть гневным призывом к мести или милосердным заступничеством за своих врагов. Она может быть выражением надежды изменить Бога или могущественным способом изменения собственного «я». Она может быть раболепной мольбой пропащего грешника перед якобы непреклонным Судьей или радостным излиянием освобожденного сына живого и милосердного небесного Отца.

Современного человека приводит в недоумение идея сугубо личного общения с Богом. Многие люди перестали регулярно молиться; они обращаются




©Urantia.Ru