III. ИСТОРИЯ УРАНТИИ
Документ 97— РАЗВИТИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О БОГЕ У ДРЕВНИХ ЕВРЕЕВ — Стр. 1070

закона и порядка, со вселенским Богом, обладающим надежными и неизменными атрибутами.

И этот проповедник небесного Бога никогда не переставал провозглашать своего Бога любви. «Я живу в высоком святом месте и также с теми, чей дух сокрушен и смирен». Всё новые слова утешения находил этот великий учитель для своих современников: «И Господь будет вести вас всегда и насыщать ваши души. Вы будете, словно напоенный водою сад, словно ручей, который никогда не иссякает. И если враг прибудет, как река, дух Господа воздвигнет преграду». И вновь разрушающее страх евангелие Мелхиседека и рождающая доверие религия Салима засияли ярким светом во благо человечества.

Осуществленное этим дальновидным и мужественным Исайей, возвышенное изображение величия и универсального могущества верховного Ягве — Бога любви, правителя вселенной и нежного Отца всего человечества — полностью затмило националистического Ягве. С тех богатых событиями дней высшая западная концепция Бога всегда включала всеобщую справедливость, божественное милосердие и вечную праведность. Высоким слогом, с несравненным достоинством этот великий учитель описал всемогущего Создателя как вселюбящего Отца.

Этот пророк периода вавилонского плена проповедовал своему народу и представителям многих других народов, внимавшим ему на берегу реки в Вавилоне. И этот второй Исайя сделал немало для того, чтобы нейтрализовать множество ложных и национально-эгоистических представлений о явлении обещанного Мессии. Эта попытка удалась не полностью. Если бы священники не направили все свои усилия на построение ложного национализма, учения первого и второго Исайи создали бы условия, которые позволили бы узнать и принять обетованного Мессию.

8. СВЯЩЕННАЯ И СВЕТСКАЯ ИСТОРИЯ

Традиция, в соответствии с которой факты жизненного опыта древних евреев рассматриваются как священная история, а события остального мира — как светская история, в значительной мере объясняет то запутанное положение, в которое попадает человеческий разум при интерпретации истории. Причиной тому является отсутствие светской истории евреев. После того как священники вавилонского плена подготовили новое изложение якобы чудодейственных отношений Бога с древними евреями, то есть создали священную историю Израиля в том виде, в каком она существует в Ветхом Завете, они целиком и полностью уничтожили существовавшие памятники древнееврейской истории — такие книги, как «Деяния царей израильских» и «Деяния царей иудейских», наряду с некоторыми другими, более или менее точными изложениями древнееврейской истории.

Для того, чтобы понять, почему плененные и подневольные евреи до такой степени страшились разрушительного давления и неизбежного насилия светской истории, что взялись за полное переписывание и исправление своей истории, нам необходимо вкратце взглянуть на факты их запутанного национального опыта. Следует помнить, что евреи не создали адекватной нетеологической философии жизни. Они боролись со своим изначальным, почерпнутым из Египта представлением о божественном вознаграждении за праведность в сочетании со страшными наказаниями за грехи. Драма Иова была чем-то вроде протеста против этой ошибочной философии. Откровенный пессимизм Экклезиаста был мудрой земной реакцией на эту сверхоптимистическую веру в Провидение.




©Urantia.Ru