III. ИСТОРИЯ УРАНТИИ
Документ 98— УЧЕНИЯ МЕЛХИСЕДЕКА НА ЗАПАДЕ — Стр. 1081

привнесенные культы продолжали процветать на всей территории Римской империи вплоть до воцарения Августа, который — исключительно по политическим и гражданским мотивам — совершил героическую и в некоторой степени успешную попытку покончить с мистериями и возродить более древнюю политическую религию.

Один из жрецов государственной религии поведал Августу о древних попытках салимских учителей распространить доктрину единого Бога — конечного Божества, восседающего над всеми сверхъестественными существами. Эта идея столь увлекла императора, что он выстроил множество дворцов, украсил их прекрасными изваяниями, провел реорганизацию государственного жречества, возродил государственную религию, назначил себя верховным жрецом всех людей и, как император, без колебаний провозгласил себя верховным богом.

При жизни Августа его новая религия процветала; ее придерживались по всей империи, за исключением Палестины — родины евреев. И эта эра человеческих богов продолжалась до тех пор, пока число самопровозглашенных богов в официальной римской религии не превысило двух десятков, причем каждый из них заявлял о своем чудотворном рождении и других сверхчеловеческих атрибутах.

Последним сопротивлением тающей кучки салимских верующих было выступление группы убежденных проповедников — киников, призвавших римлян отказаться от своих диких и бессмысленных религиозных ритуалов и вернуться к вероисповеданию, включавшему евангелие Мелхиседека в его видоизмененном и искаженном состоянии, в которое оно пришло после соприкосновения с философией греков. Однако в своей массе люди отвергли киников. Они предпочитали отдаваться ритуалам мистерий, которые не только давали надежду на личное спасение, но также удовлетворяли страсть к развлечениям, острым ощущениям и увеселениям.

4. МИСТЕРИАЛЬНЫЕ КУЛЬТЫ

Большинство народов греко-латинского мира, утративших свои примитивные семейные и государственные религии и неспособных или не желающих проникнуть в сущность греческой философии, обратили свой взор на зрелищные и эмоционально насыщенные мистериальные культы, заимствованные из Египта и Леванта. Простой люд жаждал обещаний спасения — религиозного утешения в этой жизни и гарантий надежды на загробную жизнь.

Наиболее распространенных мистериальных культов было три:

1. Фригийский культ Кибелы и ее сына Аттиса.

2. Египетский культ Осириса и его матери Исиды.

3. Иранский культ поклонения Митре как спасителю и искупителю греховного человечества.

Фригийские и египетские мистерии учили, что божественный сын (соответственно, Аттис и Осирис) пережил смерть и был воскрешен с помощью божественной силы, а также что всякий человек, прошедший должный обряд посвящения в мистерию и благоговейно отмечающий годовщину смерти и воскресения бога, причащается, таким образом, к его божественной природе и бессмертию.

Фригийские ритуалы были впечатляющими, но унизительными. Их кровавые празднества показывают, насколько выродившимися и примитивными стали эти мистерии Леванта. Самым святым днем была Черная Пятница — «день крови», который отмечался в память о самоубийстве Аттиса. Трехдневное прославление жертвы и смерти Аттиса сменялось весельем в честь его воскресения.




©Urantia.Ru