III. ИСТОРИЯ УРАНТИИ
Документ 102— ОСНОВАНИЯ РЕЛИГИОЗНОЙ ВЕРЫ — Стр. 1121

сужается только до идеи, она перестает быть религией и становится всего лишь разновидностью человеческой философии.

Есть и другие типы неустойчивых и недисциплинированных душ, готовых использовать сентиментальные религиозные идеи для бегства от раздражающих требований жизни. Когда некоторые нерешительные и робкие смертные пытаются избавиться от невыносимого гнета эволюционной жизни, им кажется, что религия — такая, какой они ее видят, — предлагает ближайшее убежище, кратчайший путь спасения. Однако миссия религии заключается в том, чтобы подготовить человека для смелого — даже героического — противостояния превратностям жизни. Религия является высшим дарованием эволюционного человека — единственным, что позволяет ему жить и «быть твердым, как будто видя Того, кто невидим». Что же касается мистицизма, то он часто бывает сродни уходу от жизни и принимается теми людьми, которым не по душе более трудоемкая религиозная деятельность, присущая открытой религиозной жизни в общении с людьми. Истинная религия должна действовать. Поведение будет следствием религии, когда человек действительно овладеет ею, или, точнее, когда религии будет позволено овладеть человеком. Религия никогда не удовлетворится одним только рассуждением или пассивным чувствованием.

Мы не закрываем глаза на тот факт, что религия зачастую действует неразумно, даже нерелигиозно — но она действует. Религиозные заблуждения приводили к кровавым преследованиям, однако испокон веков религия отличалась деятельностью; она активна!

3. ЗНАНИЕ, МУДРОСТЬ И ПРОНИЦАТЕЛЬНОСТЬ

Неполноценность интеллекта или скудость образования являются неизбежным препятствием для высоких религиозных достижений, ибо столь убогое духовное окружение лишает религию ее главного канала философского соприкосновения с миром научного знания. Интеллектуальные факторы религии важны, но порой их чрезмерное развитие — не менее ограничивающий и сдерживающий фактор. Религия должна постоянно трудиться в условиях вынужденного парадокса: необходимости эффективно использовать мысль и в то же время сомневаться в духовной пользе всякого мышления.

Религиозные спекуляции неизбежны, однако всегда пагубны. Спекуляция неизменно фальсифицирует свой объект. Спекуляция стремится превратить религию в нечто материальное или гуманистическое и таким образом, путем прямого вмешательства в ясность логической мысли, косвенно заставляет религию предстать в качестве функции бренного мира — того самого мира, которому она должна служить вечным противопоставлением. Поэтому религия всегда будет характеризоваться парадоксами, причина которых заключается в отсутствии эмпирической связи между материальными и духовными уровнями вселенной — моронтийной моты, сверхфилософской восприимчивости к распознаванию истины и ощущению единства.

Материальные чувства — человеческие эмоции — ведут непосредственно к материальным действиям, эгоистическим актам. Религиозная проницательность, духовные мотивации ведут непосредственно к религиозным действиям — бескорыстным актам социального служения и альтруистического человеколюбия.

Религиозная страсть — это неутолимый поиск божественной реальности. Религиозный опыт есть осознание обретения Бога. А когда человек действительно находит Бога, его душа переполняется столь неописуемым и безудержным восторгом открытия, что им овладевает потребность любвеобильного служения и общения со своими менее просветленными товарищами, — не для того, чтобы рассказать о своем открытии Бога, а чтобы излить на них переполняющую его душу вечную добродетель, оживить и облагородить ею своих товарищей. Подлинная религия ведет к расширению социального служения.




©Urantia.Ru