III. ИСТОРИЯ УРАНТИИ
Документ 102— ОСНОВАНИЯ РЕЛИГИОЗНОЙ ВЕРЫ — Стр. 1124

временных вселенных потенциальное всегда превосходит актуальное. В эволюционирующем космосе потенциальным является то, что должно быть, — а то, что должно быть, есть постепенное раскрытие целенаправленных велений Божества.

Та же самая целенаправленная верховность проявляется в развивающейся в человеческом разуме способности к формированию и восприятию идей — превращении примитивного животного страха во всё более благоговейное отношение к Богу и всё более глубокий трепет перед вселенной. У первобытного человека религиозный страх превосходил веру, и господствующее положение потенциальных сущностей духа по отношению к актуальным сущностям разума проявляется тогда, когда этот малодушный страх преобразуется в живую веру, — веру в духовные реальности.

Психологизация применима к эволюционной религии, но не к духовной по своей природе религии личного опыта. Человеческая мораль способна признавать ценности, но только религия может сохранить, возвысить и одухотворить такие ценности. Однако несмотря на подобные действия, религия — это нечто большее, чем имеющая эмоциональный характер мораль. Религия так же относится к морали, как любовь к долгу, сыновство к служению, сущность к субстанции. Мораль раскрывает всемогущего Вершителя — Божество, которому служат; религия раскрывает любвеобильного Отца — Бога, которому поклоняются и которого любят. Это происходит также потому, что духовная потенциальность религии преобладает над актуальностью долга эволюционной морали.

6. НЕСОМНЕННОСТЬ РЕЛИГИОЗНОЙ ВЕРЫ

Философское уничтожение религиозного страха и постоянный прогресс науки чрезвычайно способствуют отмиранию ложных богов; и хотя такие утраты придуманных человеком божеств могут на время затуманить духовное видение, в итоге они уничтожают то невежество и суеверие, которые в течение столь длительного времени скрывали образ живого Бога вечной любви. Отношение между созданием и Создателем является живым опытом, динамической религиозной верой, не поддающейся точному определению. Изолировать часть жизни и назвать ее религией — значит разрушить жизнь и исказить религию. Именно поэтому Бог поклонения требует либо полной преданности, либо никакой.

Боги примитивных людей были, возможно, всего лишь их собственными тенями; живой Бог есть божественный свет, временные прекращения которого образуют всепространственные тени творения.

Религиозный человек философского склада верит в личностного Бога личного спасения — нечто большее, чем реальность, ценность, уровень достижения, возвышенный процесс, преобразование, пространственно-временной предел, идеализация, персонализация энергии, сущность гравитации, человеческая проекция, идеализация «я», природное стремление вверх, склонность к добродетели, поступательное движение эволюции или совершенная гипотеза. Религиозный человек верит в Бога любви. Любовь есть сущность религии и источник высокоразвитой цивилизации.

В религиозном опыте индивидуума вера преобразует философского Бога возможности в спасительного Бога уверенности. Скептицизм может бросить вызов теологическим теориям, но уверенность в надежности личного опыта укрепляет истинность того вероучения, которое переросло в веру.

Убежденное отношение к Богу может быть результатом разумной аргументации, но индивидуум познаёт Бога только через веру, через личный опыт. Во многом из того, что относится к жизни, необходимо считаться с возможностью, однако, вступая в соприкосновение с космической реальностью, можно ощутить уверенность, когда такие значения и ценности постигаются живой верой. Богопознавшая душа имеет смелость сказать


©Urantia.Ru