III. ИСТОРИЯ УРАНТИИ
Документ 103— ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ РЕЛИГИОЗНОГО ОПЫТА — Стр. 1131

религиозное развитие невозможно без сознательного усилия, без позитивных и личных устремлений. Религия никогда не бывает пассивным опытом, отрицательным отношением. То, что названо «рождением религии», не имеет прямой связи с так называемым опытом обращения, которым обычно характеризуются религиозные эпизоды, случающиеся с возрастом в результате расстройства психики, подавления эмоций и кризиса характера.

Однако люди, воспитанные своими родителями в сознании того, что они являются детьми любвеобильного небесного Отца, не должны косо смотреть на своих смертных товарищей, которые смогли достичь такого же сознания товарищеской связи с Богом только после психологического кризиса, эмоционального потрясения.

Эволюционная почва в разуме человека, на которой произрастают семена богооткровенной религии, есть та нравственная природа, что уже на самом раннем этапе порождает общественное сознание. Первые побуждения нравственной природы ребенка имеют отношение не к полу, чувству вины или самолюбию, а к импульсам справедливости, честности и желанию доброты — оказанию полезной помощи своим товарищам. И воспитание таких ранних проявлений нравственности приводит к постепенному развитию религиозной жизни, относительно свободной от конфликтов, потрясений и кризисов.

Уже в начале своей жизни каждый человек испытывает нечто вроде конфликта между своекорыстием и альтруистическими порывами, и часто первый опыт богосознания приходит в результате поиска сверхчеловеческой помощи для разрешения таких нравственных конфликтов.

Психология ребенка от природы позитивна, а не негативна. Во многих случаях причина негативизма смертного человека заключается в воспитании. Когда говорится, что ребенок позитивен, имеются в виду его нравственные побуждения — те силы разума, появление которых сигнализирует прибытие Настройщика Сознания.

Если обучение ребенка не извращается, его разум развивается позитивно и, по мере появления религиозного сознания, ведет к праведности и социальному служению, а не негативно — прочь от греха и вины. Развитие религиозного опыта может привести или не привести к конфликту, но в нем всегда присутствуют неизбежные решения, усилие и функция человеческой воли.

Нравственный выбор всегда сопровождается большим или меньшим нравственным конфликтом. И первый такой конфликт в сознании ребенка возникает между эгоистическими побуждениями и альтруистическими порывами. Настройщик Сознания не пренебрегает личностными ценностями эгоистического мотива, но он оказывает свое воздействие таким образом, чтобы некоторое предпочтение оказывалось альтруистическим импульсам, ведущим к человеческому счастью и радостям небесного царства.

Когда нравственное существо выбирает бескорыстие, несмотря на побуждение к эгоизму, то это является элементарным религиозным опытом. Ни одно животное не способно на такой выбор; подобное решение является как человеческим, так и религиозным. Оно включает факт богосознания и обнаруживает порыв к социальному служению — основе человеческого братства. Когда разум делает правильный нравственный выбор посредством действия свободной воли, то такое решение представляет собой религиозный опыт.

Однако до того, как развитие ребенка приводит к формированию нравственных качеств, позволяющих делать выбор в пользу альтруистического служения, в нем успевает сложиться сильный и цельный эгоистический характер. Именно эта реальная ситуация порождает теорию борьбы между «высшими» и «низшими» природами, между «прежним человеком греха» и «новым человеком» благодати. Уже в самом раннем возрасте нормальный ребенок начинает усваивать, что «блаженнее давать, нежели брать».

Обычно человек связывает стремление к удовлетворению собственных потребностей со своим эго — собственным «я». В противоположность


©Urantia.Ru