III. ИСТОРИЯ УРАНТИИ
Документ 105— БОЖЕСТВО И РЕАЛЬНОСТЬ — Стр. 1154

начала. Говоря об абсолютной реальности, мы имеем в виду три экзистенциальных лица Божества, Остров Рай и три Абсолюта. Эти семь реальностей являются одинаково вечными, несмотря на то что мы пользуемся пространственно-временным подходом, рассказывая людям об их последовательном происхождении.

Следуя хронологическому описанию происхождения реальности, необходимо постулировать теоретический момент «первого» изъявления воли и «первой» возникшей вследствие этого реакции в пределах Я ЕСТЬ. В наших попытках описать происхождение и образование реальности данная стадия может быть представлена как самодифференциация: Бесконечный выделяется из того, что определяется как Бесконечное, однако постулирование этого двойного отношения должно всегда расширяться до триединой концепции через признание вечного континуума Бесконечности, Я ЕСТЬ.

Самопревращение Я ЕСТЬ достигает кульминации во множественной дифференциации обожествленной и необожествленной реальности, потенциальной и актуальной реальности, а также некоторых других реальностей, которые едва ли поддаются классификации. Эти дифференциации теоретического монистического Я ЕСТЬ вечно интегрированы отношениями, одновременно возникающими в пределах того же Я ЕСТЬ, — появляется допотенциальная, доактуальная, доличностная, единосущная предреальность, которая, хотя и являясь бесконечной, раскрывается как абсолютная в присутствии Первого Источника и Центра и как личность — в безграничной любви Всеобщего Отца.

За счет этих внутренних метаморфоз Я ЕСТЬ создает основу для семичастного самоотношения. Философская (временная) концепция исключительности Я ЕСТЬ и промежуточная (временная) концепция Я ЕСТЬ как триединства могут теперь быть расширены, чтобы включать в себя представления о семичастности Я ЕСТЬ. Этот семичастный — или семиаспектный — характер лучше всего можно представить по отношению к Семи Абсолютам Бесконечности:

1. Всеобщий Отец. Я ЕСТЬ как отец Вечного Сына. Таково исходное личностное отношение актуальностей. Абсолютная личность Сына делает абсолютным факт отцовства Бога и создает статус потенциального сыновства всех личностей. Это отношение устанавливает личность Бесконечного и завершает его духовное раскрытие в личности Первородного Сына. Данный аспект Я ЕСТЬ частично познается на духовном уровне даже в опыте смертных, которые еще во плоти могут поклоняться нашему Отцу.

2. Всеобщий Властитель. Я ЕСТЬ как причина вечного Рая. Таково первичное безличностное отношение актуальностей, изначальное недуховное объединение. Всеобщий Отец есть Бог-как-любовь; Всеобщий Властитель есть Бог-как-эталон. Это отношение создает потенциал формы — конфигурации — и определяет основной эталон неличностного и недуховного свойства — оригинал, в соответствии с которым создаются все копии.

3. Всеобщий Создатель. Я ЕСТЬ как единое целое с Вечным Сыном. Этот союз Отца и Сына (в присутствии Рая) порождает созидательный цикл, который завершается появлением совместной личности и вечной вселенной. С точки зрения конечного смертного, истинное начало реальности заключается в появлении в вечности Хавоны. Творческий акт Божества совершается и опосредуется Богом Действия, который является, в сущности, единством Отца-Сына, представленным на всех уровнях и относительно всех уровней актуального. Поэтому божественная созидательность неизменно характеризуется единством, и это единство является внешним отражением абсолютного единения двойственности Отца-Сына и Троицы — Отца-Сына-Духа.




©Urantia.Ru