III. ИСТОРИЯ УРАНТИИ
Документ 62— РАННИЕ ВИДЫ ПЕРВОБЫТНОГО ЧЕЛОВЕКА — Стр. 708

большого пальца ноги исчезла, причем полностью. Когда опасность загоняла их на деревья, они взбирались точно так же, как это делают современные люди. Они карабкались по-медвежьи — а не как шимпанзе или горилла, прыгая с ветки на ветку.

Эти первые люди (а также их потомки) достигали половой зрелости в возрасте двенадцати лет и обладали потенциальной продолжительностью жизни примерно в семьдесят пять лет.

Уже в детстве у этих человеческих близнецов появилось много новых эмоций. Они восхищались как вещами, так и другими существами, и были весьма самолюбивы. Однако наиболее замечательным обстоятельством в развитии их эмоциональной сферы было внезапное появление новой группы чисто человеческих чувств — чувств поклонения, включающих благоговение, почтение, смиренность и даже примитивную форму благодарности. Страх, в сочетании с непониманием явлений природы, ведет к появлению примитивной религии.

Помимо этих человеческих чувств, первобытным людям, в зачаточной форме, были свойственны также переживания более высокого рода. Им были знакомы жалость, стыд, позор; они остро переживали любовь, ненависть и жажду мести, будучи также склонными к сильным мукам ревности.

Два первых человека — близнецы — были сущим наказанием для своих родителей-приматов. Они были столь любознательны и безрассудны, что к восьми годам успели несколько раз побывать на волосок от гибели. Неудивительно, что в возрасте двенадцати лет они были покрыты многочисленными шрамами.

Уже в раннем возрасте они научились словесному общению. К десяти годам они разработали и усовершенствовали состоящий из жестов и слов язык, включавший почти полсотни понятий, и значительно улучшили и расширили примитивный метод общения своих предков. Однако как бы они ни старались, они смогли научить родителей лишь некоторым из своих новых жестов и слов.

Одним погожим днем, когда им было около девяти лет от роду, близнецы спустились вниз по течению реки и устроили важное совещание. Каждое небесное существо Урантии, включая и меня, присутствовало в качестве наблюдателя за ходом полуденного свидания. В этот знаменательный день они решили жить друг с другом и друг для друга, и это был первый из ряда договоров, важнейшим из которых стало решение покинуть своих примитивных животных соплеменников и отправиться на север. Близнецы не догадывались, что тем самым им предстояло положить начало человеческому роду.

Хотя всех нас чрезвычайно беспокоило, что замышляли эти маленькие дикари, мы были бессильны контролировать работу их ума. Мы не пытались — и не имели возможности — произвольно воздействовать на их решения. Однако в пределах допустимых планетарных функций, мы, Носители Жизни, совместно с нашими партнерами, договорились сообща вести человеческих близнецов на север, подальше от покрытых шерстью соплеменников, неполностью отказавшихся от жизни на деревьях. Итак, в результате самостоятельного разумного решения близнецы мигрировали, а благодаря нашему наставничеству они мигрировали на север, в отдаленный район, где они избежали опасности биологической деградации через смешение со своими примитивными сородичами-приматами.

Незадолго до ухода из родных лесов, во время одного из нападений гиббонов, они потеряли свою мать. Хотя она не обладала таким же, как они, разумом, она испытывала к своим детям привязанность, свойственную высшему животному, и бесстрашно отдала свою жизнь в попытке спасти чудесную пару. И жертва ее была не напрасной: она сдерживала врага до тех пор, пока не подоспел с подкреплением отец, обративший захватчиков в бегство.




©Urantia.Ru