III. ИСТОРИЯ УРАНТИИ
Документ 63— ПЕРВАЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ СЕМЬЯ — Стр. 714

чувств и умственных способностей этих существ сразу же отразилось на усовершенствовании общественного устройства и новом разделении родового труда. Они были великолепными подражателями, но игровой инстинкт оставался почти неразвитым, а чувство юмора практически полностью отсутствовало. Первобытный человек иногда улыбался, но никогда не смеялся от всего сердца. Юмор был наследием более поздней адамической расы. Первобытные люди не были столь чувствительны к боли и не так остро реагировали на неприятные ситуации, как многие из более поздних эволюционирующих смертных. Деторождение не было болезненным или мучительным испытанием для Фонты и ее непосредственных потомков.

Это было чудесное племя. Мужчины героически отстаивали безопасность своих жен и своего потомства; женщины нежно ухаживали за детьми. Однако их патриотизм ограничивался только своим собственным родом. Они были целиком преданы своим семьям; они без колебаний отдавали жизнь, защищая своих детей, но стремление обеспечить лучшую жизнь своим внукам было выше их понимания. В человеческом сердце еще не проснулся альтруизм, несмотря на то что этим коренным жителям Урантии уже были свойственны все эмоции, необходимые для рождения религии.

Древних людей отличала трогательная нежность в отношениях со своими товарищами и безусловно истинное, хотя и примитивное, представление о дружбе. В более поздние времена, во время постоянно возникающих сражений с отсталыми племенами, нередко можно было видеть, как первобытный человек, храбро отбиваясь одной рукой, пытается защитить и спасти своего раненого товарища. Многие из наиболее благородных и в высшей степени человеческих черт последующего эволюционного развития нашли свое трогательное предвосхищение в этих первобытных людях.

Изначальный андонический род продолжал оставаться главенствующим вплоть до двадцать седьмого поколения, когда среди прямых потомков Сонтада не оказалось ни одного мальчика, и два претендента на роль главы рода вступили в борьбу за господство.

Еще до широкого рассеяния андонических кланов их ранние попытки взаимного общения привели к появлению хорошо развитого языка. Этот язык продолжал расширяться; добавления вносились почти ежедневно благодаря новым изобретениям и приспособлениям к среде, которые создавались этими активными, неутомимыми и любознательными людьми. И вплоть до появления цветных рас этот язык являлся урантийской речью — языком древней человеческой семьи.

Со временем число андонических кланов увеличилось, и контакты растущих семей стали приводить к трениям и размолвкам. Мысли этих людей занимали только две вещи: охота ради пропитания и сражение ради отмщения за какую-то реальную или воображаемую несправедливость или оскорбление, причиненное соседним племенем.

Усиливалась родовая вражда, вспыхивали племенные войны, и серьезные потери произошли среди лучших представителей из числа наиболее способных и развитых групп. Некоторые из этих потерь были невосполнимы; часть линий, наиболее ценных по своим способностям и уровню интеллекта, была утрачена навсегда. Бесконечная война кланов поставила под угрозу существование этой древней расы и ее первобытной цивилизации.

Таких примитивных созданий невозможно заставить подолгу жить в мире. Человек является потомком воинственных животных, и когда неразвитые люди оказываются тесно связанными друг с другом, это приводит к взаимным раздражениям и оскорблениям. Носители Жизни знают


©Urantia.Ru