III. ИСТОРИЯ УРАНТИИ
Документ 75— ПРОСТУПОК АДАМА И ЕВЫ — Стр. 841

3. ИСКУШЕНИЕ ЕВЫ

Вскоре после завершения первых ста лет пребывания Адама на земле, Серапататия, в связи со смертью своего отца, возглавил западную — или сирийскую — конфедерацию нодитских племен. Смуглый Серапататия являлся блистательным потомком бывшего главы даламатийской комиссии по вопросам здоровья, супруга которого была в то далекое время одной из вдохновительниц синей расы. На протяжении веков этот род обладал властью и огромным влиянием среди западных нодитских племен.

Серапататия несколько раз посетил Сад и глубоко проникся праведностью дела Адама. И вскоре после того как он стал вождем сирийских нодитов, он объявил о своем намерении примкнуть к деятельности Адама и Евы в Саду. Большая часть его соплеменников последовала за ним, и Адам был обрадован известием о том, что самое могущественное и разумное из всех соседних племен почти в полном составе поддержало план по усовершенствованию мира; это определенно вселяло надежду. И вскоре после этого выдающегося события Серапататия и его новая свита были приняты Адамом и Евой в их собственном доме.

Серапататия стал одним из наиболее способных и умелых помощников Адама. Он был абсолютно честным и исключительно искренним во всех своих действиях и никогда — даже впоследствии — не осознавал, что оказался слепым орудием в руках коварного Калигастии.

Вскоре Серапататия стал заместителем председателя эдемской комиссии по вопросам межплеменных отношений, и было подготовлено много планов более решительного привлечения отдаленных племен к делу Сада.

Он неоднократно встречался с Адамом и Евой, особенно с Евой, обсуждая различные возможности улучшения их методов. Однажды, в разговоре с Евой, Серапататии пришло в голову, что было бы весьма полезным, если бы в ожидании значительного пополнения фиолетовой расы можно было предпринять что-нибудь для скорейшего развития бедствующих и томящихся в ожидании племен. Серапататия утверждал, что если бы у нодитов — как наиболее прогрессивной и способной к сотрудничеству расы — появился вождь, несущий в себе часть фиолетовой крови, то такие узы еще прочнее связали бы эти народы с Садом. Он искренне и всерьез полагал, что всё это пойдет на благо планеты, ибо такой ребенок, выросший и получивший образование в Саду, оказал бы огромное и благотворное влияние на народ своего отца.

Следует еще раз подчеркнуть, что все предложения Серапататии были предельно честными и абсолютно искренними. Он ни разу не догадался о том, что являлся игрушкой в руках Калигастии и Далигастии. Серапататия полностью поддерживал план, который предусматривал создание крупного резерва фиолетовой расы до того, как можно было бы взяться за повышение статуса запутавшихся народов Урантии. Однако на это ушли бы сотни лет, а он был нетерпелив; он желал немедленных результатов — чего-нибудь, что свершилось бы уже при его жизни. Он объяснял Еве, что Адам часто огорчался из-за незначительности успехов в усовершенствовании мира.

Эти тайные планы созревали в течение более чем пяти лет. Наконец, настал момент, когда Ева согласилась на уединенную встречу с Кано, — наиболее выдающимся умом и активным предводителем соседней колонии




©Urantia.Ru