III. ИСТОРИЯ УРАНТИИ
Документ 78— ФИОЛЕТОВАЯ РАСА ПОСЛЕ ЭПОХИ АДАМА — Стр. 876

особенно грозным из-за того, что окружающие скотоводы и охотники владели большим количеством прирученных лошадей. Именно наличие лошадей давало им колоссальное военное преимущество перед богатыми южными соседями. Они быстро оккупировали всю Месопотамию, вытеснив отсюда остатки культуры, волнами прокатившейся по всей Европе, западной Азии и северной Африке.

Среди завоевателей Месопотамии было много представителей лучших андитских родов, входивших в состав смешанных северных народов Туркестана, включая некоторых потомков Адамсона. Эти менее развитые, но более решительные северные племена быстро и с готовностью ассимилировали остатки цивилизации Месопотамии и вскоре превратились в те смешанные народы, которые обитали в долине Евфрата во времена появления первых исторических свидетельств. Они быстро возродили многие аспекты вымиравшей цивилизации Месопотамии, переняв ремесла долинных племен и значительную часть культуры шумеров. Они даже пытались построить третью Вавилонскую башню и впоследствии назвали этим именем свою нацию.

Когда конные варвары, наступавшие с северо-востока, захватили всю долину Евфрата, они не покорили андитов, оставшихся в районе устья реки у Персидского залива. Эти шумеры смогли защитить себя благодаря более высокому интеллекту, более совершенному оружию и разветвленной системе оборонительных каналов, дополнявших ирригационную сеть сообщающихся бассейнов. Они являлись сплоченным народом, так как у них была единая религия. Благодаря этому им удалось сохранить расовую и национальную целостность в течение еще многих лет, после того как их северо-западные соседи были раздроблены на изолированные города-государства. Ни одна из этих городских групп не смогла покорить сплоченных шумеров.

Северные захватчики быстро научились уважать и ценить этих миролюбивых шумеров как способных учителей и управляющих. У их северных соседей, равно как и у всех народов, обитавших между Египтом на западе и Индией на востоке, они вызывали огромное уважение и пользовались большим спросом как учителя искусств и ремесел, организаторы торговли и гражданские правители.

После распада первой шумерской конфедерации правителями появившихся позднее городов-государств стали вероотступнические потомки сифитских священников. Эти жрецы называли себя царями только тогда, когда завоевывали соседние города. Вплоть до правления Саргона городским царям не удавалось образовать могущественной конфедерации из-за ревности к чужим божествам. Каждый город считал своего местного бога выше всех остальных, и поэтому они отказывались подчиняться единому правителю.

Конец этому длительному периоду слабой власти городских священников был положен Саргоном — священником из Киша, который провозгласил себя царем и приступил к завоеванию всей Месопотамии и прилегающих территорий. И на время прекратили существование города-государства, находившиеся под бременем своих правителей-жрецов, когда каждый город имел своего местного бога и свои собственные ритуалы.

После распада Кишской конфедерации города долины вступили в продолжительный период непрестанной борьбы за превосходство. Власть поочередно переходила к Шумеру, Аккаду, Кишу, Уруку, Уру и Сузам.

В середине 3-го тысячелетия до н. э. шумеры потерпели жестокие поражения от северных суитов и гуитов. Пал Лагаш — шумерская столица, построенная на намытой разливами земле. Урук продержался еще тридцать лет после падения Аккада. Ко времени установления правления Хаммурапи шумеры слились с северными семитами, и андиты Месопотамии сошли со страниц истории.


©Urantia.Ru