Путь, Истина, Жизнь
Главная        Форум        Книга Урантии        Публикации        Сделано © душой        Урантийские семинары
Главная страница Главная страница


Поиск по тексту
« Глава 35     Оглавление     Глава 37 »

Жизнь Иисуса Христа

Глава 36. Пребывание в Тире и Сидоне



 

36.1. СИРИЙСКАЯ ЖЕНЩИНА

Пополудни в пятницу, 10 июня, Иисус и Его спутники достигли окрестностей Сидона, где они остановились в доме состоятельной женщины, лечившейся в больнице Вифсаиды ещё в те времена, когда Иисус находился в зените славы. Евангелисты и апостолы разместились поблизости у её друзей, и всю субботу они посвятили отдыху в этих благодатных местах. Они провели в Сидоне и его окрестностях около двух с половиной недель, прежде чем отправились в прибрежные города к северу от Сидона.

Эта июньская суббота была днём великого покоя. Евангелисты и апостолы сосредоточенно размышляли над речью Учителя о религии, услышанной по пути в Сидон. Каждый из них был способен понять какую-то часть сказанного, но никто не постиг всего смысла Его Учения.

Неподалёку от дома Каруски, где поселился Учитель, жила сирийская женщина, которая была наслышана об Иисусе как великом Целителе и Учителе. Пополудни в субботу она явилась сюда, приведя с собой свою дочь. Девочка, которой было около двенадцати лет, страдала тяжёлым нервным расстройством, сопровождавшимся конвульсиями и другими мучительными симптомами.

Иисус велел Своим ученикам никому не говорить о Его пребывании в доме Каруски, объяснив, что Он желает отдохнуть. Они выполнили указание Своего Учителя, однако служанка Каруски отправилась к этой сирийке, Норане, и, сообщив ей, что Иисус остановился у её хозяйки, велела несчастной матери привести свою страдающую дочь к Целителю. Мать, конечно же, считала, что её дитя одержимо бесом, нечистым духом.

Когда Норана прибыла со своей дочерью, близнецы Алфеевы объяснили ей через переводчика, что Учитель отдыхает и что Его нельзя тревожить. В ответ Норана сказала, что она и её ребёнок не сдвинутся с места, пока Учитель не завершит Свой отдых. Пётр также попытался урезонить её и уговорить вернуться домой. Он объяснил, что Иисус устал от продолжительного периода обучения и целительства и что Он пришёл в Финикию, чтобы обрести покой и немного отдохнуть. Но это ничего не дало. Норана ни за что не хотела уходить. В ответ на настойчивые уговоры Петра она только сказала: «Я не уйду, пока не увижу вашего Учителя. Я знаю, что Он может изгнать беса из моего ребёнка, и я уйду только после того, как Целитель посмотрит на мою девочку».

После этого Фома попытался прогнать женщину, но и его постигла неудача. Она сказала ему: «Я верю, что ваш Учитель может изгнать демона, терзающего моё дитя. Я слышала о чудесах, которые Он творил в Галилее, и Я верю в Него. Что случилось с вами, Его учениками, что вы готовы прогнать тех, кто приходит за помощью к вашему Учителю?» Услышав эти слова, Фома удалился.

Тогда увещевать Норану вышел Симон Зелот, сказавший: «Женщина, ты говоришь по-гречески и принадлежишь к иноверцам. Тебе не следует ожидать, что Учитель возьмёт хлеб, предназначенный для детей избранного дома, и бросит его собакам».

Но Норана не стала обижаться на укол Симона. Она только ответила: «Да, учитель, я поняла твои слова. В глазах евреев я всего лишь собака, но что касается твоего Учителя, то я собака верующая. Я полна решимости добиться того, чтобы Он посмотрел на мою дочь, ведь я убеждена, что стоит Ему взглянуть на неё, как она исцелится. Даже ты, добрый человек, не посмеешь лишить собак права воспользоваться крохами, упавшими со стола детей».

Как раз в это время девочка, на виду у всех, забилась в сильных конвульсиях, и её мать воскликнула: «Вот, вы видите, что моё дитя одержимо злым духом. Если вас не трогает наша беда, я обращусь к вашему Учителю, ведь мне говорили, что Он любит всех людей и не боится исцелять даже иноплеменников, если они верят в Него. Вы недостойны быть Его учениками. Я не уйду, пока мой ребёнок не будет исцелён».

И тут Иисус, который слышал весь этот разговор через открытое окно, вышел из дома и, к их большому удивлению, сказал: «О, женщина, твоя вера велика – столь велика, что Я не могу лишить тебя того, чего ты желаешь. Ступай с миром. Твоя дочь уже поправилась».

И с той минуты девочка была здорова. Когда Норана с ребёнком уходили, Иисус попросил их никому не говорить об этом случае. И хотя Его ученики выполнили эту просьбу, мать и дитя, не переставая, возвещали об исцелении девочки по всей округе вплоть до Сидона, вследствие чего через несколько дней Иисус пришёл к выводу, что Ему следует перебраться в другое место.

На следующий день, обучая Своих апостолов, Иисус объяснил излечение дочери сирийки: «И так было всегда: вы сами видите, что язычники способны исповедовать ту же спасительную веру в учения, провозглашаемые в Радостной Вести Царства Небесного. Истинно, истинно вам говорю: Царство Отца отойдёт язычникам, если дети Авраама не захотят поверить настолько, чтобы войти в него».

36.2. ОБУЧЕНИЕ В СИДОНЕ

При входе в Сидон Иисус и Его ученики перешли мост, и для многих из них это был первый мост, который они видели в своей жизни.

Когда они проходили по нему, Иисус, помимо других вещей, сказал: «Этот мир – лишь мост: вы можете пройти по нему, но вам не следует думать о том, чтобы устроить на нём жилище».

Когда двадцать четыре начали трудиться в Сидоне, Иисус поселился в доме Юсты и её матери Береники, находившемся на северной окраине города. Каждое утро Иисус учил Своих спутников в доме Юсты, а дни и вечера они проводили в Сидоне, где учили и проповедовали.

Апостолов и евангелистов чрезвычайно воодушевило то, как иноверцы Сидона принимали их проповеди: за время их короткого пребывания многие вошли в Царство. Финикийский период, продолжавшийся около шести недель, оказался весьма плодотворным для обретения новых душ. Однако последующие еврейские авторы евангелий были склонны не придавать большого значения рассказам об этом тёплом приёме учений Иисуса иноверцами в то самое время, когда столь многие из Его соплеменников относились к Нему враждебно.

Во многих отношениях эти поверившие в Иисуса иноплеменники поняли Его учения глубже, чем евреи. Многие из этих говоривших по-гречески сирофиникиян познали не только то, что Иисус подобен Богу, но и то, что Бог подобен Иисусу. Эти так называемые язычники достигли глубокого понимания учений Иисуса о единообразии законов этого мира и всей вселенной. Они постигли учение о том, что Бог не отдаёт предпочтения индивидуумам, народам или нациям, что Всеобщий Отец нелицеприятен, что вселенная всецело и извечно законопослушна и неизменно надёжна. Эти иноплеменники не боялись Иисуса. Они решились принять Его проповедь.

Иисус разъяснил двадцати четырём, что Он бежал из Галилеи не потому, что Ему не хватило мужества встретиться лицом к лицу со Своими врагами. Они поняли, что Он ещё не готов к открытому столкновению с общепринятой религией и что Он не собирается становиться мучеником. Именно во время одной из этих бесед в доме Юсты Он впервые сказал Своим ученикам, что «земля и небо могут исчезнуть, но слова Мои останутся». Иисус призывал «не думать о том, что осталось в прошлом, а стремиться вперёд, к более великим мирам Царства».

Иисус сказал: «Мои ученики должны не только перестать творить зло, но и научиться творить добро. Вы должны не только очиститься от всякого намеренного греха, но не должны позволять себе таить даже чувства вины. Если вы признались в грехах своих, они прощены. Поэтому совесть ваша всегда должна оставаться чистой».

Иисусу очень нравился тонкий юмор иноверцев. Именно этот юмор, продемонстрированный сирийкой Нораной вместе с её великой и непреклонной верой, настолько тронул сердце Учителя, что пробудил в Нём милосердие. Иисус чрезвычайно сожалел о том, что Его народу – евреям – столь не хватает чувства юмора.

Однажды Иисус сказал Фоме: «Народ Мой смотрит на себя слишком серьёзно: он почти полностью лишён понимания смешного. Обременительная религия фарисеев никогда не могла бы появиться в народе, обладающем чувством юмора. Моим соплеменникам не хватает также последовательности: они отцеживают комаров и проглатывают верблюдов».

36.3. ПУТЕШЕСТВИЕ ВДОЛЬ ПОБЕРЕЖЬЯ НА СЕВЕР

Во вторник, 28 июня, Иисус и Его ученики покинули Сидон и отправились на север, в прибрежные города Порфирион и Гелдую. Иноверцы оказали им тёплый приём. Много людей вступило в Царство за эту неделю обучения и проповедей. Апостолы проповедовали в Порфирионе, а евангелисты учили в Гелдуе. Пока апостолы и евангелисты занимались своим делом, Иисус оставил их на три-четыре дня и посетил прибрежный город Бейрут, где Он навестил верующего сирийца по имени Малах, который годом ранее побывал в Вифсаиде.

В среду, 6 июля, все они вернулись в Сидон и остановились в доме Юсты, где пробыли до утра в воскресенье, после чего отправились в Тир. Они прошли на юг берегом, через Сарепту, и прибыли в Тир в понедельник, 11 июля. К этому времени апостолы и евангелисты начали привыкать к труду среди этих так называемых иноплеменников, которые в действительности были, в основном, потомками древних ханаанских племён семитского происхождения. Все эти племена говорили по-гречески. Для апостолов и евангелистов было большой неожиданностью наблюдать, с каким желанием эти иноверцы слушают Радостную Весть, и видеть, с какой готовностью многие из них принимают её.

36.4. В ТИРЕ

С 11 по 24 июля они учили в Тире. Каждый из апостолов взял с собой одного из евангелистов, и так, попарно, они учили и проповедовали во всех районах Тира и его окрестностях. Многоязычное население этого шумного морского порта с радостью слушало их, и многие приняли крещение – формальный знак вступления в братство Царства Небесного. Иисус поселился в доме верующего еврея по имени Иосиф, жившего примерно в пяти километрах к югу от Тира, неподалёку от гробницы Хирама – царя города-государства Тира во времена Давида и Соломона.

В течение двух недель апостолы и евангелисты ежедневно входили в Тир через Александрийскую дамбу, проводили в городе короткие встречи, и каждый вечер большинство из них возвращались на ночлег в дом Иосифа, находившийся к югу от города. Каждый день верующие приходили из города, чтобы побеседовать с Иисусом в месте Его отдыха. Учитель выступил в Тире только один раз, 20 июля пополудни, и говорил верующим о любви Отца ко всем людям и о служении Сына, – раскрытии Отца всем народам. Эти иноверцы проявили такой интерес к Радостной Вести Царства, что в тот день перед Иисусом были открыты двери храма Мелькарта. В последующие годы на том самом месте, где стоял этот древний храм, была построена христианская церковь.

Многие ведущие производители тирского пурпура (красителя, который прославил Тир и Сидон на весь мир и столь способствовал развитию их мировой торговли и последующему обогащению) поверили в Царство Божье. Вскоре, когда запасы морских животных, служивших источником этого красителя, начали таять, эти люди отправились на поиски новых мест обитания пигментных моллюсков. Странствуя по всему миру, они несли с собой проповедь об отцовстве Бога и братстве людей – Радостную Весть Царства.

36.5. УЧЕНИЕ ИИСУСА В ТИРЕ

Пополудни в среду, в ходе Своего выступления, Иисус впервые рассказал Своим последователям о белой лилии, которая высоко тянется своей белоснежной головкой к свету, хотя её корни уходят в ил и перегной черной земли. Иисус сказал: «Так и смертный человек: хотя «корни» его происхождения и бытия – в животной «почве» человеческой сути, он способен, благодаря вере, подняться своей духовной сутью к «солнечному свету» божественной истины и действительно принести благородные плоды духа».

В ходе той же самой проповеди Иисус воспользовался первой и единственной притчей, имевшей отношение к Его собственному ремеслу, – столярному делу.

Призывая «создавать хорошую основу для развития возвышенного и духовно одарённого нрава», Иисус сказал: «Чтобы приносить плоды духа, вы должны родиться в духе. Для того, чтобы жить среди своих ближних жизнью, наполненной духом, вы должны учиться у духа и следовать его руководству.

Но не повторяйте ошибку неразумного плотника, который тратит впустую ценное время на то, чтобы обтесать, размерить и зачистить съеденное червями и прогнившее внутри дерево. А после этого – вложив весь свой труд в испорченную основу – вынужден отвергнуть её как непригодную для фундамента здания. Ведь он собирается построить здание таким, чтобы оно выдерживало гнёт времени и непогоды.

Пусть каждый позаботится о том, чтобы прочность разумного и нравственного фундамента вашего нрава соответствовала надстройке, имеющей растущую и облагораживающую духовную суть. Эта суть должна перестроить смертный разум и (вслед за этим и вместе с этим) добиться появления души, устремлённой в бессмертие. Ваша духовная суть – совместно созданная душа – это живой рост. А разум и нравственность ваша – это та почва, на которой должны вырасти эти высшие проявления человеческого развития и божественного предназначения. Почва развивающейся души есть почва человеческая и материальная, но предназначение этого совместного творения разума и духа есть предназначение духовное и божественное».

Вечером того же дня Нафанаил спросил Иисуса: «Учитель, почему мы молимся о том, чтобы Бог не подвергал нас испытанию, когда мы хорошо знаем из Твоего откровения, что Отец никогда не делает этого?»

Иисус ответил Нафанаилу: «Неудивительно, что ты задаёшь такие вопросы: Я вижу, что ты начинаешь познавать Отца таким, каким знаю Его Я, а не древние пророки Израиля, столь смутно видевшие Его. Ты хорошо знаешь, что наши предки были склонны усматривать участие Бога почти во всём происходящем. Они видели вмешательство Бога во всех природных происшествиях, в каждом необычном событии своего опыта. Они связывали Бога как с добром, так и со злом. Они считали, что Он смягчил сердце Моисея и ожесточил сердце фараона. Когда человек чувствовал сильное побуждение сделать что-либо – хорошее или плохое, – то, как правило, он объяснял эти необычные позывы так: Господь говорил со мной, велев сделать то-то или пойти туда-то. Поэтому – из-за того, что эти люди столь часто и столь бурно поддавались соблазнам, – для наших праотцев стало обычным верить, что их привёл к этому Бог с целью испытать, наказать или укрепить. Ныне же вас уже не сбить с толку. Вы знаете, что люди слишком часто поддаются соблазну, следуя велениям своего же себялюбия и позывам своей животной природы.

Я призываю вас, чтобы, чувствуя такой соблазн, вы – честно и искренне видя его таким, каким он есть, – намеренно направляли силу духа, разума и тела, стремящуюся найти выход, на более высокие пути и к более высоким целям. Так вы сможете превратить свои соблазны в высочайшие формы облагораживающего нравственного служения. И в то же время сможете почти полностью избежать бесполезных и изнуряющих столкновений животного и духовного начал.

Но я хотел бы предупредить вас против безрассудства такого преодоления соблазна, когда одно желание заменяется другим и, якобы, более высоким, только силой человеческой воли. Если вы действительно желаете одержать победу над соблазнами менее существенной, низшей природы, вы должны достичь такого состояния духовного роста, при котором вы будете обладать настоящим, неподдельным влечением и любовью к более высоким деяньям. Таким деяньям, которыми ваш разум желает заменить эти более низкие и менее правильные позывы, являющиеся для вас соблазном. Так вы освободитесь от соблазнов с помощью духовного преображения, вместо того, чтобы всё больше отягощать себя грузом обманчивого подавления смертных желаний. Старое и низшее будет забыто в любви к новому и высшему. Красота всегда торжествует над уродством в сердцах всех тех, кто озарён любовью к истине. В очищающей силе нового и искреннего духовного чувства заключена огромная мощь. И вновь Я говорю вам: не уступайте злу, а побеждайте зло добром».

За день до возвращения из Тира в район Галилейского моря Иисус созвал Своих спутников и велел двенадцати евангелистам идти назад другой дорогой, а не той, которой Он собирался возвращаться с двенадцатью апостолами. Евангелистам, расставшимся здесь с Иисусом, больше не довелось столь тесно общаться с Ним.

36.6. ВОЗВРАЩЕНИЕ ИЗ ФИНИКИИ

Около полудня в воскресенье, 24 июля, Иисус и двенадцать вышли из дома Иосифа, к югу от Тира, и отправились прибрежным путём в Птолемаиду. Здесь они остановились на один день, обратившись со словами утешения к группе местных верующих. Пётр выступил перед ними с проповедью вечером 25 июля.

Во вторник они покинули Птолемаиду и взяли путь на восток, продвигаясь внутрь страны по тибериадской дороге в сторону Иотапаты. В среду они сделали остановку в Иотапате, где вновь беседовали с верующими о Царстве. В четверг они покинули Иотапату и отправились на север караванным путём, соединявшим Назарет с Ливанскими горами, следуя в село Завулон через Раму. В пятницу они провели в Раме несколько встреч и остались здесь на субботу. В воскресенье, 31 июля, они добрались до Завулона, провели в тот же вечер встречу и на следующее утро продолжили свой путь.

Покинув Завулон, недалеко от Гисхалы они дошли до пересечения с дорогой Магдала-Сидон, откуда направились в Геннисарет, расположенный на западных берегах Галилейского озера-моря к югу от Капернаума. Там они должны были встретиться с Давидом Зеведеевым и решить, каким будет их следующий шаг в отношении проповеди Радостной Вести Царства.

В течение короткой встречи с Давидом они узнали, что многие лидеры собрались на противоположном берегу озера неподалёку от Хересы. Поэтому в тот же вечер Иисуса с Его собратьями перевезли на лодке на другой берег. Один день они провели в спокойном отдыхе в горах, а на следующий день отправились в соседний парк, где Учитель некогда насытил пять тысяч. Здесь они оставались в течение трёх дней, устраивая ежедневные беседы, на которых собиралось около пятидесяти мужчин и женщин, – всё, что осталось от некогда многочисленных верующих Капернаума и его окрестностей.

Пока Иисус отсутствовал в Капернауме и Галилее, находясь в Финикии, Его враги решили, что всё Его движение разрушено. Они пришли к заключению, что поспешность Его ухода свидетельствовала о сильном испуге, и поэтому Он едва ли когда-нибудь вернётся и будет снова беспокоить их. Почти полностью прекратилось активное сопротивление Его учениям. Верующие снова начинали устраивать публичные собрания, и наблюдалось медленное, но успешное объединение тех испытанных и истинно верующих в Радостную Весть, которые остались после недавнего великого очищения.

Брат Ирода Антипы, Филипп, отчасти поверил в Иисуса и сообщил, что Учитель может беспрепятственно жить и трудиться в его владениях.

Распоряжение о повсеместном закрытии синагог для учений Иисуса и всех Его последователей вызвало неблагоприятное отношение к учителям Закона и фарисеям. Сразу же после того как Иисус – предмет спора – исчез из поля зрения, прокатилась волна протеста. Действия иерусалимских фарисеев и религиозных вождей Совета вызвали возмущение всего еврейства. Многие старейшины синагог стали тайком открывать их для Абнера и его собратьев, утверждая, что эти проповедники являются последователями Иоанна Крестителя, а не учениками Иисуса.

Даже Ирод Антипа переменился и – узнав, что Иисус пребывает на противоположном берегу озера во владениях его брата Филиппа, – известил Иисуса о том, что хотя царь (то есть Ирод) и разрешил арестовать Его в Галилее, он не приказывал задерживать Его в Перее. Тем самым Ирод дал понять, что Иисус не будет подвергаться преследованиям, если останется за пределами Галилеи. О том же решении Ирод сообщил и евреям в Иерусалим.

Таким было положение к началу августа 29 года н. э., когда Иисус вернулся из миссионерского путешествия в Финикию и приступил к реорганизации рассеянных и поредевших рядов Своих испытанных сторонников в преддверии последнего, богатого событиями года Своей миссии на Земле.

Иисус вместе со Своими учениками готовится приступить к провозглашению новой религии – религии живого Бога, пребывающего в умах людей.


Поиск по тексту
« Глава 35     Оглавление     Глава 37 »

 


ђҐ©вЁ­Ј@Mail.ru


Главная страница