Путь, Истина, Жизнь
Главная        Форум        Книга Урантии        Публикации        Сделано © душой        Урантийские семинары
Главная страница Главная страница


Поиск по тексту
« Глава 37     Оглавление     Глава 39 »

Жизнь Иисуса Христа

Глава 38. Преображение



 

38.1. ГОРА ПРЕОБРАЖЕНИЯ

В пятницу, 12 августа 29 года н. э., когда солнце клонилось к закату, Иисус и Его собратья достигли подножья горы Хермон. Они подошли к тому самому месту, где некогда юноша Тиглаф остался дожидаться Учителя, пока Тот в одиночестве поднимался на гору, чтобы решить духовное будущее Земли и официально положить конец восстанию Люцифера. Здесь они провели два дня в духовной подготовке к событиям, ожидавшим их в столь скором будущем.

В целом, Иисус заранее знал, что должно произойти на горе, и Ему очень хотелось, чтобы все Его апостолы могли разделить с Ним этот опыт. Именно для того, чтобы подготовить их к этому раскрытию Своей сущности, Он задержался с ними у подножья горы. Однако они были неспособны достигнуть тех духовных уровней, на которых было бы оправдано полное раскрытие посещения небесных существ, столь скоро ожидавшихся на Земле. И поскольку Иисус не мог взять с Собой всех Своих собратьев, Он решил ограничиться тремя – теми, кто обычно сопровождал Его во время таких особых бдений. Поэтому только Пётр, Иаков и Иоанн смогли – хотя бы отчасти – разделить с Учителем этот уникальный опыт.

Ранним утром в понедельник, 15 августа, Иисус и трое апостолов начали восхождение на гору Хермон, через шесть дней после достопамятного признания Петра в полдень, у дороги под тутовыми деревьями.

Около полудня они достигли своей цели и здесь, примерно на полпути к вершине, за полуденной трапезой Иисус рассказал трём апостолам кое-что из Своего опыта в горах к востоку от Иордана вскоре после Крещения, а также некоторые новые подробности того, что Ему довелось испытать на горе Хермон в связи с Его предыдущим посещением этого уединённого места.

Мальчиком Иисус забирался на гору рядом с домом и рисовал в Своём воображении сражения, в которые вступали имперские армии в долине Ездрилон. Теперь же Он взошёл на гору Хермон, чтобы получить тот дар, который должен был подготовить Его к спуску в иорданские долины, где должны были разыграться заключительные сцены драмы Его жизни на Земле.

В тот погожий день, около трёх часов пополудни, Иисус покинул трёх апостолов, сказав: «Я уединяюсь на время для общения с Отцом и Его посланниками. Я прошу вас оставаться здесь и, в ожидании Моего возвращения, молиться о том, чтобы воля Отца свершилась во всём, что вас ждёт в связи с продолжением посвящённого служения Сына Человеческого».

Сказав это, Иисус удалился для продолжительного совещания с Гавриилом и другой сверхъестественной небесной личностью, вернувшись только около шести часов.

Заметив, что Его длительное отсутствие взволновало их, Иисус спросил: «Отчего вы испугались? Вы прекрасно знаете, что Я должен заниматься делом Отца. Почему же вы сомневаетесь, когда Я не с вами? Ныне Я говорю, что Сын Человеческий решил прожить всю Свою жизнь среди вас, как один из вас. Не унывайте: Я не покину вас, пока не будет завершён Мой труд».

После того, как они разделили скудную вечернюю трапезу, Пётр спросил Иисуса: «Как долго нам предстоит пробыть на этой горе отдельно от наших братьев?»

Иисус ответил: «Пока вы не увидите славу Сына Человеческого и не узнаете: всё, что возвещаю вам, истинно».

И, сидя вокруг тлеющих угольков костра, они говорили о восстании Люцифера, пока не стемнело и глаза апостолов не отяжелели, ведь восхождение началось ранним утром.

Примерно через полчаса после того, как трое апостолов погрузились в глубокий сон, их разбудил раздавшийся рядом внезапный треск, и, оглядевшись, к своему изумлению и ужасу они увидели, что Иисус ведёт дружескую беседу с двумя яркими существами, облачёнными в одеяния из света небесных миров. Лицо Иисуса и Его фигура также светились ярким небесным светом. Эти трое разговаривали на непонятном языке, но по некоторым сказанным вещам Пётр сделал ошибочный вывод, что стоявшие рядом с Иисусом существа – это Моисей и Илья. В действительности это был Гавриил и другая небесная личность. По просьбе Иисуса Его сверхъестественные помощники сделали так, чтобы апостолы смогли стать свидетелями этой сцены.

Трое апостолов были столь напуганы, что не сразу справились со своей растерянностью, но когда ослепительное видение растаяло перед их взором и они увидели Иисуса, стоящего в одиночестве, Пётр, первым пришедший в себя, произнёс: «Иисус, Учитель, хорошо нам здесь. Мы рады лицезреть эту славу. Нам не хочется возвращаться назад в постыдный мир. Если хочешь, останемся здесь, и мы поставим три шатра – один для Тебя, один для Моисея и один для Ильи». Пётр сказал это из-за своего смущения, а также потому, что в тот момент ничего другого не пришло ему в голову.

Пётр ещё продолжал говорить, когда серебристое облако приблизилось к ним и осенило всех четверых. Страх сковал апостолов. И когда они пали ниц для молитвы, они услышали голос – тот же голос, который раздался при Крещении Иисуса: «Вот Сын Мой возлюбленный. Слушайте Его». А когда облако исчезло, Иисус вновь был один.

Наклонившись к трём апостолам, Он дотронулся до них и сказал: «Вставайте и не бойтесь. Вам предстоит увидеть ещё более великие вещи».

Однако апостолы не на шутку испугались, и собираясь около полуночи в обратную дорогу, они были молчаливы и задумчивы.

38.2. СПУСК С ГОРЫ

Примерно до середины спуска с горы никто не проронил ни слова.

Затем Иисус прервал молчание, заметив: «Смотрите, не рассказывайте никому, даже братьям своим, о том, что вы увидели и услышали на этой горе, пока Сын Человеческий не воскреснет из мёртвых».

Трое апостолов были потрясены и обескуражены словами Иисуса – «пока Сын Человеческий не воскреснет из мёртвых». Лишь недавно они вновь утвердились в своей вере в Него как в Избавителя, Сына Божьего, и только что они своими собственными глазами видели, как Он преобразился в славе, – и теперь Он начал говорить о «воскресении из мёртвых»!

Пётр содрогнулся при мысли о смерти Учителя. Это не укладывалось в его сознании. Опасаясь, что Иаков или Иоанн зададут какой-нибудь вопрос, касающийся данного заявления, он решил, что лучше всего будет перевести разговор на другую тему.

Не зная, что сказать, он произнёс первое, что пришло ему в голову: «Учитель, почему учителя Закона говорят, что Илья должен прийти прежде Помазанника?»

Иисус, зная, что Пётр пытается избежать упоминания о Его смерти и воскресении, ответил: «Илья действительно приходит первым, чтобы подготовить путь для Сына Человеческого, Который должен много пострадать и, в итоге, быть отвергнутым. Но Я говорю вам, что Илья уже пришёл, и они его не приняли, а поступили с ним, как хотели».

И тогда три апостола поняли, что говоря об Илье, Он имеет в виду Иоанна Крестителя. Иисус знал: если они настаивают на том, что Он является Мессией, то Иоанн должен быть тем Ильёй, о котором говорится в пророчестве.

Иисус обязал их никому не говорить, что они получили представление о той славе, которая ждала Его после Воскресения, так как Он не хотел, чтобы они укреплялись в мысли о том, что принятый теперь в качестве Помазанника, Он хотя бы в чём-то будет соответствовать их ошибочным концепциям чудотворного Избавителя. Хотя Пётр, Иаков и Иоанн размышляли обо всём этом про себя, они рассказали об этом случае только после Воскресения Учителя.

Пока они продолжали спускаться с горы, Иисус сказал: «Вы не захотели принять Меня как Сына Человеческого. Поэтому Я согласился, чтобы Меня приняли согласно укрепившемуся у вас мнению. Но не заблуждайтесь – воля Отца Моего должна восторжествовать. Решив следовать велениям своей собственной воли, вы должны приготовиться ко многим разочарованиям и испытаниям, однако, та подготовка, которую Я дал вам, должна быть достаточной, чтобы победоносно провести вас даже через эти избранные вами страдания».

38.3. МАЛЬЧИК, СТРАДАВШИЙ ЭПИЛЕПСИЕЙ

В то же утро, во вторник, перед завтраком Иисус и Его спутники прибыли в апостольский лагерь. Подойдя поближе, они увидели, что апостолы окружены толпой, и вскоре до них стали доноситься громкие голоса спорящих и ссорящихся людей. В общей сложности, здесь было около пятидесяти человек. За исключением девяти апостолов, присутствовавшие делились на две равные группы – иерусалимских учителей Закона и верующих учеников, которые следовали за Иисусом и Его соратниками от Магадана.

Хотя толпа спорила по целому ряду вопросов, основным предметом разногласий был некий житель Тибериады, Иаков Сафедский, днём ранее прибывший сюда в поисках Иисуса. Его единственный ребёнок – сын примерно четырнадцати лет – страдал тяжёлой формой эпилепсии. В дополнение к этому нервному заболеванию юноша был одержим одним из тех блуждающих, зловредных и мятежных сверхъестественных созданий, которые в те времена присутствовали на Земле в бесконтрольном состоянии, так что юноша являлся одновременно и эпилептиком, и одержимым.

В течение почти двух недель этот несчастный отец, мелкий чиновник Ирода Антипы, скитался у западных границ владений Филиппа в поисках Иисуса, надеясь уговорить Его вылечить больного сына. Ему удалось нагнать апостольскую

партию лишь к полудню того дня, когда Иисус находился на горе с тремя апостолами.

К великому удивлению и огромному смущению девяти апостолов этот человек, которого сопровождало около сорока других людей, внезапно предстал перед ними. В момент появления этой группы девять апостолов – по крайней мере, большинство из них – предавались своему старому соблазну, обсуждая, кому предстоит быть больше других в грядущем Царстве. Они увлечённо спорили о возможном положении, которое займёт тот или иной апостол. Они попросту не могли полностью освободиться от своей давней мечты о материальных свершениях Мессии. И теперь, когда Иисус Сам признал, что является Избавителем, – что могло быть более естественным, чем в отсутствие Учителя заняться обсуждением своих излюбленных надежд и мечтаний? Они были поглощены этой темой, когда Иаков Сафедский вместе с другими искавшими Иисуса людьми внезапно появился перед ними.

Андрей выступил вперёд, чтобы поприветствовать отца и сына, и спросил: «Кого вы ищете?»

Иаков ответил: «Добрый человек, я ищу вашего Учителя. Я надеюсь на исцеление моего страдающего сына. Я хотел бы попросить Иисуса изгнать беса, которым одержим мой сын».

И отец начал рассказывать апостолам о своем больном сыне и его тяжёлых припадках, которые не раз грозили лишить его жизни.

Пока апостолы слушали его, Симон Зелот и Иуда Искариот подошли к отцу и сказали: «Мы можем излечить его. Тебе не нужно ждать возвращения Учителя. Мы – посланники Царства. Мы больше не скрываем этого. Иисус это Избавитель, и ключи от Царства переданы нам».

К этому времени Андрей и Фома отошли в сторону посоветоваться. Нафанаил и другие смотрели в изумлении. Все они были ошеломлены внезапной смелостью, если не сказать дерзостью, Симона и Иуды.

Тогда отец сказал: «Если вам дано творить эти чудеса, я молю вас произнести те слова, которые избавят моё дитя от этого рабства».

Тогда Симон выступил вперёд и, возложив руку на голову ребёнка, посмотрел ему в глаза и приказал: «Выйди из него, нечистый дух! Именем Иисуса, подчинись мне!».

Но юноша только ещё сильнее забился в припадке, и учителя Закона высмеяли апостолов, а разочарованным верующим пришлось выслушивать колкости этих враждебно настроенных критиков.

Андрей был глубоко огорчён этой злополучной попыткой и её позорным провалом. Он отозвал апостолов в сторону для совета и молитвы. После сосредоточенного размышления, остро ощущая горечь поражения и чувствуя унижение, которому все они подверглись, Андрей также предпринял попытку изгнать демона, но и его старания закончились неудачей. Андрей честно признал поражение и попросил отца остаться с ним до утра или же до тех пор, пока не вернётся Иисус, сказав: «Возможно, этот бес выйдет только по личному приказу Учителя».

И поэтому, пока Иисус спускался с горы вместе с Петром, Иаковом и Иоанном, переполненными воодушевлением и восторгом, девять их собратьев, смущённые и глубоко униженные, тоже не спали. Они представляли собой подавленных и пристыженных людей. Но Иаков Сафедский не хотел сдаваться. Хотя они ничего не могли сообщить ему относительно времени возможного возвращения Иисуса, он решил дождаться прихода Учителя.

38.4. ИИСУС ИСЦЕЛЯЕТ МАЛЬЧИКА

Когда Иисус приблизился, девять апостолов почувствовали несказанное облегчение, радостно приветствуя Учителя, и ощутили огромное воодушевление, заметив, что лица Петра, Иакова и Иоанна светятся радостью и необычным энтузиазмом. Все они бросились вперёд, чтобы поприветствовать Иисуса и трёх своих собратьев.

Пока они обменивались приветствиями, толпа приблизилась, и Иисус спросил: «О чём вы спорили, когда мы подходили?»

Но прежде чем расстроенные и униженные апостолы смогли ответить, взволнованный отец больного мальчика вышел вперёд и, упав перед Иисусом на колени, сказал: «Учитель, у меня есть сын, моё единственное дитя, который одержим злым духом. Мало того, что он кричит от ужаса, испускает пену и во время приступа часто падает замертво, но нередко этот злой дух, которым он одержим, заставляет его жестоко дрожать и порой швыряет его в воду или в огонь. Частый скрежет зубов и многочисленные раны высасывают из моего мальчика соки. Его жизнь хуже смерти. Его мать и я скорбим сердцем и сломлены духом. Вчера, около полудня, когда я искал Тебя, я нагнал Твоих учеников, и пока мы ждали, Твои апостолы попытались изгнать этого беса, но им не удалось этого сделать. Так сделаешь ли Ты это для нас, Учитель, исцелишь ли моего сына?»

Выслушав этот рассказ, Иисус прикоснулся к стоящему на коленях отцу и попросил его встать. Бросив на стоящих рядом апостолов испытующий взгляд, Он сказал, обращаясь ко всем присутствующим: «О, род неверный и развращённый, сколько Мне еще терпеть вас? Сколько ещё придётся оставаться с вами? Когда же вы усвоите, что чудеса веры не случаются по требованию сомневающегося неверия?»

И после этого, указав на растерянного отца, Иисус сказал: «Приведи сюда своего сына».

Когда Иаков подвёл к Нему юношу, Иисус спросил: «Давно ли мальчик страдает этим недугом?»

Отец ответил: «С самого раннего детства».

И пока они говорили, с мальчиком случился сильный припадок, и он упал перед ними, скрежеща зубами и испуская пену. После серии мучительных конвульсий он замер перед ними, как мёртвый.

Отец вновь упал на колени перед Иисусом и стал просить Его: «Если Ты можешь излечить его, молю Тебя сжалиться над нами и избавить нас от этого недуга».

И когда Иисус услышал эти слова, Он посмотрел на несчастного отца и сказал: «Сомневайся не в силе любви Отца Моего, а лишь в искренности и глубине своей веры. Нет ничего невозможного для того, кто действительно верит».

Тогда Иаков Сафедский произнёс свои достопамятные слова, в которых вера смешалась с сомнением: «Господин, я верю. Молю Тебя, помоги если веры мало!»

Услышав эти слова, Иисус вышел вперёд и, взяв юношу за руку, сказал: «Я сделаю это по воле Отца Моего и в честь твоей живой веры. Встань, сын Мой! Выйди из него, непокорный дух, и не возвращайся».

И, вложив руку мальчика в руку отца, Иисус сказал: «Ступайте своим путём. Отец исполнил желание вашей души».

Все присутствующие, даже враги Иисуса, были потрясены увиденным.

Для трёх апостолов, лишь недавно испытавших духовный восторг после событий и переживаний, связанных с Преображением, было настоящим разочарованием столь скоро вернуться назад и стать свидетелями поражения и растерянности своих собратьев. Но с этими двенадцатью посланниками Царства всегда было так. Их жизненный опыт заключался в постоянном чередовании восторга и унижений.

Произошедшее было случаем настоящего исцеления двойного недуга – физического заболевания и духовного расстройства. И с той минуты юноша был абсолютно здоров.

Когда Иаков ушёл со своим излечённым сыном, Иисус сказал: «Мы отправляемся в Кесарию Филиппову. Собирайтесь сразу в путь».

В молчании они отправились на юг, и толпа последовала за ними.

38.5. В САДУ У СЕЛЬСА

Они остановились на ночлег у Сельса, и в тот вечер, поев и отдохнув, двенадцать собрались в саду вокруг Иисуса, и Фома сказал: «Учитель, хотя мы, ждавшие вас внизу, до сих пор ничего не знаем о том, что именно произошло на горе и столь воодушевило находившихся вместе с Тобой наших братьев, мы бы очень хотели, чтобы Ты поговорил с нами о нашем поражении и разъяснил нам эти вещи, ибо мы видим, что случившееся на горе пока ещё не может быть раскрыто нам».

Иисус ответил Фоме: «Всё, что ваши братья слышали на горе, будет раскрыто вам в своё время. Пока же Я объясню причину вашего поражения в том деле, за которое вы столь неразумно взялись. В то время как ваш Учитель и Его спутники, братья ваши, поднимались вчера на гору в надежде лучше познать волю Отца и испросить большей мудрости для успешного претворения этой Божьей воли, вы – оставшиеся здесь на страже с заданием упорно стремиться к обретению разума, обладающего духовной проницательностью, и молиться вместе с нами о более полном раскрытии воли Отца – вместо того, чтобы воспользоваться своей верой, поддались соблазну и предались своим старым порочным позывам, добиваясь для себя высокого положения в Царстве Небесном, которое вы упорно представляете себе в виде царства материального и бренного. И вы цепляетесь за эти ошибочные представления, несмотря на то, что Я не раз говорил вам: Царство Моё не в этом мире.

Едва ваша вера начинает постигать личность Сына Человеческого, как к вам вновь подкрадывается себялюбивое желание мирских наград, и вы погрязаете в постыдных спорах: кому быть первым в Царстве Небесном, Царстве, которое не существует и никогда не будет существовать таким, каким вы его представляете. Разве Я не говорил вам, что тот, кто желает быть самым великим в духовном братстве Отца Моего, должен стать меньшим в своих собственных глазах и так стать слугой братьям своим? Духовное величие заключается в отзывчивой, богоподобной любви, а не в получении наслаждения от материальной власти, которой можно стараться возвеличить себя. Та цель, которую вы преследовали и в достижении которой потерпели столь полное поражение, не была чистой. Ваше побуждение не было божественным. Ваш идеал не был духовным. Ваше желание не было бескорыстным. Ваше действие не было основано на любви, и вашей целью не было исполнение воли Отца Небесного.

Когда же вы усвоите, что не можете ускорять ход существующих природных явлений, кроме тех случаев, когда такие вещи одобряются волей Отца? Не можете вы и заниматься духовным трудом в отсутствие духовной силы. И вы не можете совершать ни того, ни другого – даже при их возможном наличии – в отсутствие третьего и важнейшего, что должно быть у человека: личного опыта живой веры. Неужели для привлечения к духовным мирам Царства вам всегда будут нужны материальные подтверждения?

Разве вы неспособны постичь духовное значение Моего служения без зримого показа запредельных чудес? Когда же можно будет положиться на вашу верность высшим духовным мирам Царства независимо от внешнего проявления каких-либо материальных доказательств?»

Сказав это Своим апостолам, Иисус добавил: «А теперь ступайте отдыхать, ибо завтра мы возвращаемся в Магадан, где обсудим наше служение в городах и сёлах Десятиградья. Подводя итог испытаниям этого дня, позвольте объявить каждому из вас то, что Я сказал вашим братьям на горе, и пусть эти слова оставят глубокий след в ваших сердцах: Сын Человеческий вступает в последнюю пору Своего посвящения. Нам предстоит начать труд, который вскоре приведёт к великому и завершающему испытанию вашей воли и преданности, ибо Я буду отдан в руки людей, ищущих Моей погибели. И запомните слова Мои: Сын Человеческий будет предан смерти, но Он воскреснет».

Опечаленные, апостолы отправились спать. Они были озадачены: они не понимали этих слов. И хотя они боялись спросить Иисуса что-либо о том, что Он сказал, апостолы вспомнили всё это после Его Воскресения.

38.6. ПРОТЕСТ ПЕТРА

Рано утром в среду Иисус и двенадцать вышли из Кесарии Филипповой и направились в Магаданский парк, находившийся неподалёку от Вифсаиды-Юлии. В ту ночь апостолы почти не спали, поэтому уже спозаранку они были на ногах, готовые выйти в путь. Даже флегматичные близнецы Алфеевы были потрясены словами о смерти Иисуса. Они направились на юг и сразу же за Меромскими водами вышли на Дамасскую дорогу, а поскольку Иисус хотел избежать встречи с учителями Закона и другими людьми, которые, как Он знал, вскоре начнут искать их, Он решил идти в Капернаум по Дамасскому пути, проходившему через Галилею. И Он поступил так потому, что знал: те, кто будет преследовать их, пойдут восточной Иорданской дорогой, полагая, что Иисус и Его апостолы побоятся идти через владения Ирода Антипы. В тот день Иисус стремился ускользнуть от Своих критиков и следовавшей за Ним толпы, чтобы побыть наедине со Своими апостолами.

Они шли через Галилею. Уже давно миновало время обеда, и они остановились в тени, чтобы подкрепиться.

Когда они завершили трапезу, Андрей, обращаясь к Иисусу, сказал: «Учитель, мои братья не понимают Твоих глубокомысленных слов. Мы целиком поверили в то, что Ты – Сын Божий, а теперь мы слышим эти странные слова о Твоём уходе, о смерти. Мы не понимаем Твоего Учения. Быть может, Ты говоришь с нами притчами? Мы просим Тебя поговорить с нами прямо и недвусмысленно».

Отвечая Андрею, Иисус сказал: «Братья Мои, именно потому, что вы признали Меня Сыном Божьим, Я вынужден приступить к раскрытию истины о том, чем завершится посвящение Сына Человеческого на земле. Вы упорно придерживаетесь веры в то, что Я Помазанник Божий, и вы не желаете отказываться от идеи о том, что Помазанник должен воссесть на трон в Иерусалиме. Именно поэтому Я продолжаю говорить вам, что Сыну Человеческому вскоре предстоит отправиться в Иерусалим, многое перенести, быть отвергнутым учителями Закона, старейшинами и старшими священниками и после всего этого быть казнённым и воскреснуть из мёртвых. И слова Мои – не притча: Я говорю вам истину, чтобы вы были готовы к этим событиям, когда они внезапно обрушатся на нас».

И когда Он ещё говорил, Симон Пётр, стремительно бросившись к Нему, положил руку на плечо Иисусу и сказал: «Учитель, у нас и в мыслях нет прекословить Тебе, но я утверждаю, что такое никогда не случится с Тобой».

Пётр говорил так потому, что любил Иисуса. Но человеческое естество Учителя увидело в этих проникнутых благожелательным чувством словах едва уловимую попытку подвергнуть Его искушению, заставить изменить Своё решение – исполнить до конца земное посвящение в соответствии с волей Райского Отца.

Именно из-за того, что Он почувствовал, какая опасность кроется уже в том, чтобы позволить даже любящим и верным друзьям попытаться разубедить Его, Он обрушился на Петра и остальных апостолов со словами: «Не препятствуй Мне. В словах твоих – дух дьявола, искусителя. Когда вы говорите так, вы не на Моей стороне, а на стороне нашего врага. Так ваша любовь ко Мне становится для Меня камнем преткновения при исполнении воли Отца. Не о путях человеческих думайте, а о воле Божьей».

Когда они оправились от первого шока после этого резкого выговора, Иисус, прежде чем продолжить путешествие, сказал: «Если кто хочет присоединиться ко Мне, то должен забыть о своих желаниях, ежедневно исполнять свои обязанности и следовать за Мной. Ибо кто захочет сберечь свою жизнь для себя, потеряет её, но кто потеряет свою жизнь ради Меня и Радостной Вести, тот её сохранит. Какой прок человеку, если приобретя весь мир, он потеряет свою душу? Что может дать человек в обмен на жизнь вечную? Не стыдитесь Меня и слов Моих в этом греховном и лицемерном веке, так же как Я не постыжусь признать вас, когда, во славе, предстану пред Отцом Моим в присутствии всего небесного воинства. И тем не менее многие из вас, стоящих теперь передо Мной, не познают смерти, пока не увидят, как Царство Божье грядёт в могуществе».

Так Иисус дал ясно понять двенадцати, что если они желают следовать за Ним, их ждёт мучительный и противоречивый путь. За всё время, проведённое с Учителем, лишь несколько раз апостолы видели подобный гнев в Его глазах и слышали столь же резкие слова порицания, как те, которые были сказаны Петру и остальным из них в тот день. Иисус всегда терпеливо относился к их человеческим недостаткам, за исключением тех случаев, когда возникала непосредственная угроза Его плану безусловного исполнения воли Отца в оставшийся период Своего земного служения. Апостолы были буквально ошеломлены, они были охвачены замешательством и ужасом. Они не могли найти слов для выражения своей скорби. Постепенно они начали понимать, что предстоит перенести их Учителю, понимать, что они должны пройти через эти испытания вместе с Ним. Однако они осознали реальность надвигавшихся событий только спустя долгое время после этих первых намёков на грядущую трагедию последних дней Иисуса.

В молчании Иисус и двенадцать отправились в путь, через Капернаум, к своему лагерю в Магаданском парке. Хотя они и не говорили с Иисусом, всю вторую половину дня они много беседовали друг с другом, пока Андрей разговаривал с Учителем.

38.7. В ДОМЕ ПЕТРА

Они вошли в Капернаум в сумерках и, пройдя малолюдными улицами, вышли прямо к дому Петра, где разделили вечернюю трапезу. Они задержались у Симона, пока Давид Зеведеев готовился перевезти их на другой берег.

Тогда Иисус, глядя на Петра и остальных апостолов, спросил: «О чём это вы так оживлённо разговаривали сегодня по дороге сюда?»

Апостолы молчали, ведь многие из них продолжали обсуждение, начатое у горы Хермон, о том, какое положение им предстоит занять в грядущем Царстве, кто будет больше других и тому подобное.

Зная, чем были заняты их мысли, Иисус подозвал к Себе одного из детей Петра и, усадив ребёнка посреди них, сказал: «Истинно, истинно вам говорю: если не изменитесь и не станете подобны этому дитя, недалеко уйдёте в Царстве Небесном. Тот, кто умалится, подобно этому ребёнку, станет превыше всех в Царстве Небесном. И кто принимает такого дитя, принимает Меня. Тот же, кто принимает Меня, принимает Пославшего Меня. Если хотите быть первыми в Царстве, стремитесь поделиться этими добрыми истинами со своими братьями во плоти. Но если кто заставит одного из этих малышей оступиться, лучше было бы, если бы ему повесили на шею жернов и утопили в море. Если те вещи, которые вы делаете руками своими, или те, которые видят глаза ваши, мешают вашему росту в Царстве, пожертвуйте своими драгоценными идолами. Ибо лучше войти в Царство без многих любимых вещей, чем держаться за этих идолов и оказаться за пределами Царства. Но прежде всего, смотрите – не презирайте никого из этих малышей, ибо ангелы их всегда видят лики воинства небесного».

Когда Иисус умолк, они сели в лодку и поплыли на другой берег, в Магадан.


Поиск по тексту
« Глава 37     Оглавление     Глава 39 »

 


ђҐ©вЁ­Ј@Mail.ru


Главная страница